November 7th, 2015

Десоветизация. Шо, опять?!!




Все мы с ужасом следим за происходящим на Украине: снос памятников Ленину и другим советским деятелям, запрет советской символики, запрет компартии. Взамен появляются памятники приспешникам фашизма – Бандере и Шухевичу. Становится государственным праздником 14 октября – день создания Украинской повстанческой армии (УПА) — военно-политического подразделения Организации украинских националистов (ОУН), коллаборационалистов, которых гитлеровцы использовали в борьбе против Красной армии.

Ну да, следим-то мы с ужасом, и даже вроде бы на уровне официальных лиц государства все это осуждается. И на центральных каналах телевидения звучит совершенно четкая позиция о недопустимости подобных действий.

Только вот что это мы сейчас наблюдаем?

В августе 2015 года премьер-министр Д. Медведев утвердил концепцию государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий, читай: программу десоветизации. Попытка номер два. Первая была отбита в 2011 году после масштабных опросов АКСИО -1 и АКСИО – 2 , когда почти 90% опрошенных признали величие Советского Союза.

Collapse )

Весь мир смотрит на нас



Максим Горький о том, что такое большевик; о том, что сделал Ленин с историей; о том, чем живет человек.

«Что такое большевик? Это рабочий, интеллигент, настоящий революционер, которому показалось, и правильно показалось, что история слишком медленно идёт и что рабочий класс, вообще весь трудовой народ, терпит много, чрезмерно много терпит, что примирения между ним и хозяевами его — фабрикантами и помещиками — не может быть, интересы слишком различные. Одни хотят ехать на чужом хребте со своими удовольствиями, своей тихой, богатой, уютной жизнью, а другим приходится всю жизнь везти.

Владимир Ильич Ленин тем велик, что он отказался от медленного шага той клячи, которую буржуазия называет историей, отказался и научил лучших рабочих и лучших интеллигентов выгнать вон всю ту шваль, всех тех хищников, всех паразитов, которые привыкли жить на хребте рабочего народа, привыкли сосать его кровь и на этом жиреть.

Вышло, товарищи, хорошо! Вышло очень хорошо! Весь рабочий мир, весь пролетариат смотрит на нас, завидует нам — это факт. Лучшие завидуют, лучшие пойдут за нами. Вы являетесь примером для всего рабочего мира, для пролетариев всех стран, и то, что сделали вы, там тоже будет сделано — это совершенно неизбежно.
...
Речь идёт о хлопке. В Америке сделано предложение — каждую третью грядку хлопка уничтожить, потому что там перепроизводство. Какая-то будто бы коллективная группа пишет мне, что это делается с очень простой и естественной целью — для того, чтобы поднять цену на хлопок, потому что ведь каждый человек, который торгует, хочет продать свой товар дорого. Если товару много, то он принужден продавать его дешевле. Рабочий так рассуждать не может никоим образом. Даже если он не специалист, то всё равно так рассуждать ему не следует, ибо ведь это его кровь, это его труд, его энергия. Ведь хлопок он посадил. Не деньгами, не рублями, не долларами живут люди. Этим живут и ещё другими, духовными интересами, интересами постижения мира, его разных тайн, сложности нашего бытия и т.д. Вот чем живут, а не тем, что накопили миллиард рублей денег и сидят на них. Что рабочему этот миллиард? Что ему — двенадцать тысяч брюк в год нужно? Ведь это чепуха, это чистейшее безумие — накапливать огромное количество денег, выжимая их из сотен, тысяч, десятков миллионов рабочих. Это несчастие мира, это чистейший грабёж. Кого грабят? Рабочего, крестьянина грабят. И такой простой вещи люди не понимают.
...
Я знаю очень хорошо, товарищи, что живётся ещё тяжеловато, но ведь нам же мешают, мы же всё-таки окружены врагами, нас ненавидят. Они имеют право ненавидеть нас, потому что мы их уничтожим, они это знают. Они будут нас ненавидеть, будут. Если угодно — это их право, такое же право, как вот у человека умирающего ножками дрыгать, но они мешают нам. Если бы нам не приходилось так много заботиться о вооружении нашей страны пушками, ружьями, то труд, который идёт на производство пушек и всего того, что нужно для физической защиты страны, мы пустили бы на устройство фабрик, на школы, на создание нового быта. И то обстоятельство, что нам мешают жить так, как мы хотим, имеем право жить, как мы заслужили своим трудом, это обстоятельство только должно усилить нашу ненависть к врагам и нашу уверенность в том, что мы им башки свернём.»

«Весь мир смотрит на нас». Из стенограммы выступления на встрече со вновь вступающими в партию. Москва. 1931 год.

С праздником, товарищи!